Назад в общий раздел

Назад в список павших по Пензенской области

Назад в список павших в Афганской войне кого считают пропавшими без вести






Вот эти данные и фото были взяты из Всесоюзной книги памяти:  

ДЕНИСОВ Игорь Александрович, сержант, род. в 1960 в дер. Ключи Чебаркульского р-на Челябинск. обл. Русский. Призван 16.11.78 Ленинским РВК г. Пенза. В Республике Афганистан с декабря 1979. Пропал без вести 4.4.1980 в провинции Нангархар.


Вот эти данные и фото были взяты с адреса  http://penza-veteran.ru/examples/index1.php?ELEMENT_ID=342


-

.Денисов Игорь Александрович. Сержант, гранатометчик В/ч пп 93992, 66-я ОМСБр (г. Джелалабад, провинция Нангархар )

1960 – 04.04.1980 (пропал без вести)
Тайна каменного грота

    Одно очевидно: Игорь не был и не мог быть трусом. Свидетельство чему – рассказ его друга и сослуживца Андрея Мясникова. Игорь Денисов и Андрей Мясников, друзья по жизни, с первых дней службы стремились быть рядом, и для них чувство локтя не было пустым звуком.
    Оба попали служить в парашютно-десантный полк Кировобадской воздушно-десантной дивизии, дислоцировавшейся в Баку, столице Азербайджана. Но оказались в разных подразделениях: Игорь – в разведроте, Андрей – в 6-й роте. Друзья старались видеться при любой возможности, поддерживали друг друга в трудные минуты и одновременно заочно соревновались, у кого служба пойдет лучше.

    В августе 1979 года там проходили большие дивизионные показательные учения, за которыми наблюдали представители армий стран – участниц Варшавского договора. Разведроты всех полков дивизии получили приказ совершить марш-бросок через горы. Только рота, где служил Денисов, успешно справилась с трудным заданием, за сутки преодолев 75 километров по труднопроходимой местности! Более того, сразу после завершения марша роту вывели на учебно-боевые стрельбы. Игорь, будучи гранатометчиком, сумел тремя выстрелами поразить три танковые мишени. Наблюдавший за учениями генерал из Генштаба тут же перед строем объявил Денисову благодарность и предоставил десятидневный отпуск.
    Осенью 1979 года полк был внезапно расформирован: 3-й батальон перебросили в Чехословакию, 2-й – в Брест, 1-й, где служили друзья, оказался в поселке Хыров, в ста километрах от Львова, во вновь формируемой бригаде. Десантников разместили в здании бывшей школы иезуитского монастыря. Здесь сбылась мечта друзей: Андрея перевели служить в разведроту к Игорю. А потом они оказались в составе десантно-штурмового батальона.
    О начале войны в Афганистане десантники узнали одними из первых в СССР. Уже в декабре 1979 года в бригаду привезли первые цинковые гробы с грузом «200». Сопровождавшие тела погибших офицеры и солдаты не стали таиться от сослуживцев, рассказали о том, что на самом деле происходит «за речкой».
    А 3 января 1980 года воинский эшелон повез батальон на восток, и через неделю десантники очутились в узбекском городе Термезе, на границе с Афганистаном.
Здесь батальон переформировали, пополнили и отправили в Кабул. Страха в душе у друзей не было, скорее, какой-то фатализм: чему быть, того не миновать...
    – 1 апреля 1980 года наш отдельный десантно-штурмовой батальон из Кабула перебросили в Джелалабад, в провинцию Нангархар, – рассказывает Андрей Мясников. – Мы были прикомандированы к 66-й мотострелковой бригаде, но действовали по отдельным заданиям. По прибытии нас сразу же бросили на охрану плотины водохранилища.
    И в тот же день, не успев толком разместиться в палатках, батальон выступил на боевую операцию в горы. Командование получило информацию о намерении противника взорвать плотину. Сообщались даже ориентиры троп, по которым должны двигаться караваны со взрывчаткой. Батальон был разбит на отдельные группы. Каждая получила конкретный объект и зону прикрытия. Наш взвод прикрывал шесть километров узкого ущелья, по которому протекает река Кабул, и понтонную переправу через нее. Взвод Игоря размещался левее, перекрывая одну из караванных троп.
    – С 1 по 4 апреля мы выставляли блокпосты, перекрывая возможные направления подхода моджахедов, – вспоминает Андрей Мясников. – «Духи», конечно, без дела не сидели: мелкими группами по пять-шесть человек подбирались к нашим постам и обстреливали их. Мы тоже в долгу не оставались. И, похоже, задуманную диверсию им все же сорвали. Днем 4 апреля батальон вернулся в Джелалабад. Но ночью поспать толком не дали: рано утром подняли по тревоге и снова отправили в горы. Проехав какой-то кишлак, мы спешились на берегу реки Кабул, оставив там бронетехнику и машины. Хотя глубина реки небольшая – где по щиколотку, где по колено, но течение очень сильное. Мы переправлялись цепью, держась за руки. И все равно то и дело сшибало с ног по три-четыре человека сразу. Приходилось их вытаскивать. Когда переправились, развернулись в цепь и начали прочесывать местность. Было уже светло. Вообще в горах светает не так, как здесь. До пяти утра темно, а потом внезапно становится светло, как днем, и так до самого вечера. Первый взвод, где я был заместителем командира, двигался в центре, третий взвод, где Игорь тоже был замкомвзвода, – на правом фланге. Мы шли на флангах цепи, порой видели друг друга и успевали переброситься парой слов...
    – Местность вокруг Джелалабада – сплошные горы, скалы да ущелья, – рассказывает Андрей. – Ни деревьев, ни «зеленки». Едва цепь полезла в горы, нас начали обстреливать с вершин. Появились первые потери. Сразу и не сообразишь, кто откуда палит. Наша цепь натолкнулась на отвесную скалу. Пришлось, словно альпинистам, но без снаряжения, карабкаться вверх. Сначала сверху по нам вели огонь, но когда очутились в мертвом пространстве, «духи» открыли стрельбу с соседних вершин. Ощущения были не из приятных, и мы карабкались так быстро, словно крылья за спиной выросли. Наверху уже никого не было, и мы пошли дальше, уничтожая отдельных стрелков. Когда прошли положенное расстояние, поступил приказ вернуться к месту сбора в одно из ущелий. Там я увидел бойцов из третьего взвода и спросил командира, где Игорь. «Как где? С тобой!» – ответили мне. Я опешил: «Как со мной?!» Стали разбираться, и выяснилось, что Денисов пропал...
    ...Когда третий взвод начал подъем на очередную гору, его сверху обстрелял из «бура» какой-то душман. Гулким эхом отдавались выстрелы тяжелого ружья, пули ложились возле бойцов. Оценив ситуацию, Игорь предложил командиру третьего отделения Гилевскому: «Давай обойдем с двух сторон и наверху прижмем «духа». Тот хотя и без особого желания, но все же согласился. Сбросив лишнюю амуницию, они полезли вверх. Денисов по левому склону, Гилевский – по правому.
    Сержанту было немного жутковато, но повернуть назад он не мог. Шел, прислушиваясь и держа наготове автомат. Наверху размеренно бухал «бур». Наконец Гилевский выбрался на плоское плато на вершине горы. Здесь было пусто. Ни Денисова, ни «духа». Только кучка стреляных гильз на месте боевой позиции стрелка. Тогда сержант начал спускаться вниз по левому склону. И скоро наткнулся на большой грот в скале. Внутри клубилась пыль, сверху сыпался мелкий щебень, пахло порохом. Так обычно бывает после взрыва гранаты. Но ни следов крови, ни фрагментов человеческого тела, ни деталей оружия Гилевский не заметил, а зайти внутрь не рискнул. И продолжил спуск вниз, так и не встретив Денисова. Игорь бесследно исчез.
    – Я был в шоке, – вздыхает Андрей. – Хотел сам пойти и все осмотреть. Но поступила команда отходить: нас начали обкладывать крупные силы «духов». Мы попали в такую переделку, что с трудом выбрались. Помимо пропавшего Игоря батальон потерял пять человек убитыми. Лишь через месяц рота смогла тщательно прочесать всю гору и тот злополучный грот. Никаких следов Игоря, даже пятен крови мы не нашли.
    Исчезновение сержанта Денисова вызвало переполох у командиров и особенно у офицеров особого отдела, дало пищу для различных домыслов. Однажды от особистов поступила информация о том, что якобы в пакистанском городе Пешаваре, словно медведя, с кольцом в носу водили на цепи захваченного в плен советского десантника, внешне очень похожего на Игоря.
    – Такого не может быть, – твердо убежден Андрей. – Зная характер Игоря, я уверен, что никакая сила не заставит его пойти на подобное унижение. Думаю, взрыв гранаты в гроте, скорее всего, его рук дело. Видимо, не желая попасть в плен, он подорвал себя. А за месяц все следы могли уничтожить горные хищники. Даже кровь с камней слизать...
    Может, Андрей Мясников и прав. А если все же Игорь попал в плен и до сих пор томится в рабстве? Или, что более вероятно, он оказался среди тех храбрецов, что подняли мятеж в тюрьме под Пешаваром? 26 апреля 1985 года 24 пленных из числа военнослужащих, воспользовавшись тем, что из 70 охранников остались двое (остальные ушли на утреннюю молитву), напали на них и захватили оружие в складе, расположенном на территории тюрьмы. Больше суток узники оказывали упорное сопротивление отрядам моджахедов и подразделениям пакистанских войск, поддержанных артиллерией, танками и авиацией. Уничтожив больше сотни пакистанских солдат, все погибли. Их имена до сих пор неизвестны.
    Но мать Игоря, Тамара Мартыновна, продолжает верить в то, что он жив и, может быть, томится в плену, ведь ни тела, ни вещей, ни оружия никто так и не нашел! Игорь Денисов числится пропавшим без вести. Что с ним произошло на самом деле – никто не знает. Тайна каменного грота по-прежнему остается нераскрытой.





Если вы желаете что-либо рассказать или написать об этом человеке,вы можете написать письмо
на один из адресов электронной почты администратору этой страницы и/или прислать фотографии
(щёлкните по ссылке адреса электронной почты,чтобы администратор мог отличить ваше письмо
от других приходящих писем и впишите пожалуйста фамилию,имя и отчество павшего, о ком вы
хотите написать,а в отдельных случаях и год гибели,когда среди павших встречаются полные тезки:

например, "памяти Яковлева Игоря Владимировича погибшего в Афгане в 1983 году").
Бывает и  такое,что ссылки на почту не всегда корректно работают,поэтому пишите пожалуйста
скопировав адрес ниже.


afganmemorial@gmail.com        afganmemorial@yandex.ru      
afganmemorial@aol.com             afgan-memorial@mail.ru


z