Назад в общий раздел

Назад в список павших по 181 мсп

Назад в список павших по органам и войскам ВДВ СССР

Назад в список павших на букву А


АНФИНОГЕНОВ Николай
                    Яковлевич


Вот эти данные были взяты из Всесоюзной книги памяти: 
 
АНФИНОГЕНОВ Николай Яковлевич, рядовой, разведчик, род. 29. 9. 1963 в с. Обухове Притобольного р-на Курган, обл. Русский. Окончил ПТУ-30 в Кургане.
В Вооружённые Силы СССР призван 30. 9. 82 Притобольным РВК.
В Республике Афганистан с сентября 1982.
12. 9. 1983, прикрывая разведчиков, вынужденных отходить, израсходовал все боеприпасы и был окружен группой пр-ка. Убедившись, что его товарищи вне опасности, последней гранатой подорвал себя вместе с мятежниками.
За мужество и героизм, проявленные в бою, ему присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно).
Похоронен в с. Обухово.
Его именем названы ПТУ-30 в Кургане и Обуховская 8-летняя школа. 

От автора страницы памяти - почему, если этот парень пехотинец, на фото он в тельняшке десантника? уточните пожалуйста кто что знает.


Вот эти данные были взяты из курганской книги памяти:
 


АНФИНОГЕНОВ Николай Яковлевич

Рядовой Николай Яковлевич Анфиногенов родился в 1963 году в се­ле Обухово Курганской области. Служил раз­ведчиком в составе огра­ниченного контингента советских войск в Афга­ нистане. За подвиг, сове­ ршенный во время напа­ дения душманов, рядово­ му Н. Я. Анфиногенову присвоено звание ГЕ­РОЯ СОВЕТСКОГО СОЮЗА, посмертно.
Похоронен в селе Обухово Притоболь-ского района Курганс­ кой области.

Вьюжный январь запуржил, замел обильными снега­ ми тихие зауральские села. В плотном белом покрывале поля, проселки, могучие сосны, словно часовые, засты­ вшие у околиц. Узкая сугробистая дорога ведет к боль­ шому и ладному дому в центре села Обухово. Туда наш путь, к родителям не вернувшегося из далекого Афгани­ стана солдата-героя. Выполняю наказ командования мо­ тострелкового полка, где служил Николай, его боевых друзей: «Вернетесь в Союз, побывайте на Курганщине, в селе, где родился и вырос наш Коля, поклонитесь его отцу и матери...».

Вспоминаю тот день, когда был в его родной роте, где он жил, в Ленинской комнате, куда приходил он после трудных горных дорог почитать любимую книжку, где писал письма родным. А теперь сижу в его доме.
Отец
солдата Яков Лазаревич протягивает мне пурпурную гра­ моту с текстом Указа Президиума Верховного Совета СССР: «Присвоить рядовому Анфиногенову Николаю Яковлевичу звание Героя Советского Союза — за муже­ство и героизм, проявленные при оказании интернаци­ ональной помощи Демократической Республике Афгани­стан». Одно слово, поставленное в скобках, щемящей болью отдается в сердце — «посмертно».

Награды тоже рядом... Мать Валентина Александров­ на достает из шкафа армейский мундир сына с Золотой Звездой Героя и сверкающим оправой орденом Ленина. Высшие государственные награды страны, навечно пере­ данные в простую крестьянскую вырастившую героя се­ мью. Такого еще в здешней округе не было. Даже во времена Отечественной войны.

Ушел мальчишка из села скромным, безвестным но­ вобранцем — а теперь его имя на фронтоне восьмилетней школы, где он учился, Анфиногеновские бригады несут рабочую вахту на лучших курганских предприятиях, ра­зыгрываются Всероссийские спортивные состязания по боксу среди учащихся ПТУ в областном центре на приз имени героя-солдата. А в его родном полку воины бо­рются за право выполнять учебно-боевые стрельбы за своего, теперь уже легендарного сослуживца.

Несколько лаконичных, по-военному строгих фраз из наградного листа:

«...Прикрывая отход товарищей от напавшей банды душманов и израсходовав все боеприпасы, оказался в окружении отряда мятежников. Убедившись, что его товарищи вне опасности, последней гранатой взорвал себя и находившихся вблизи бандитов. Геройски погиб, уничтожив при этом восемь мятежников, и тем самым обеспечил своим товарищам выход на более выгодные позиции...»

Командир его роты Леонид Анохин, смуглый широ коплечий капитан, рассказывая о своем бывшем подчи­ ненном, очень волнуется. Николай был его любимым солдатом — скромным, немногословным и храбрым. Под стать своему командиру, кавалеру ордена Красной Звезды, выпускнику Благовещенского высшего общевой­ скового командного училища. Как отличник учебы, Ано­хин был направлен после окончания училища служить в прославленную гвардейскую мотострелковую Таман­скую дивизию. Ему бы участвовать в парадах на Красной площади, обучать солдат на стрельбищах и полигонах.

А он рапорт за рапортом — направьте в Афганистан, хочу, где служба потруднее...

Наша рота всегда начеку, — рассказывает Ано­хин. — Мы — разведчики. Как называют нас, глаза и уши полка. Мы должны обеспечивать командование всеми необходимыми данными об обстановке.

В тот погожий сентябрьский день, — продолжает капитан, — подразделение получило приказ срочно выдви­ нуться на отдаленный горный участок и обеспечить без­ опасность прохода автоколонны с мирными грузами для попавших в душманскую осаду кишлаков. На пути была злая горная река. Русло изменчивое, с острыми, словно отточенный кинжал, камнями. Вода быстрая, холодная — с высоких ледников падала река. Пришлось форсировать реку вброд. Натянули страховочный фал. Одним из пер­ вых на другой берег вступил Николай Анфиногенов.

Потом был опасный подъем на вершину, опять марш-бросок вдоль зияющих узкими черными отверсти­ ями ущелий. Из каждого такого каменного «окна» в лю­ бой момент мог полыхнуть смертельный огонь. Подраз­ деление, разделившись на группы, занимало заранее на­ меченные места. На одном из глухих каменистых пятачков находился Анфиногенов с несколькими воина­ ми. Едва они обосновались на нем, как по ним ударили автоматные очереди, гранатометы. Засада! Неожиданная, варварски-коварная. Надо было кому-то прикрыть отход сослуживцев. Это взял на себя высокий и статный солдат, черноволосый, с добрым, приветливым взглядом...

Из характеристики рядового Анфиногенова Н. Я.:

«За время прохождения службы в должности разведчика товарищ Анфиногенов Н. Я. проявил себя дисциплинирован­ ным, исполнительным и добросовестным воином. Образцо­ во выполнял свои служебные обязанности и воинский долг. При этом проявил высокие морально-политические качест­ва. Рядовой Анфиногенов Н. Я. личным примером увлекал за собой товарищей, показывал образец в выполнении интернационального долга. Постоянно повышал свои воен­ ные знания, в совершенстве владел вверенным ему оружием. Избран членом бюро ВЛКСМ. Неоднократно поощрялся командованием роты, представлен к награждению знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть». Среди сослуживцев пользовался авторитетом и уважением. В строевом отноше­ нии подтянут, физически хорошо развит. Уставы Советской Армии знал и руководствовался ими в повседневной службе. Неукоснительно выполнял требования норм и принципов коммунистической морали. Был вежлив, скромен, общите­ лен. Идеологически выдержан. Делу Коммунистической партии и Советского правительства предан. Вывод: достоин присвоения звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (посмертно)...»

Остаться один на один с наседающими со всех сторон бандитами. Это, пожалуй, тот единственный в жизни человека случай, когда испытываются его внутренняя сила и прочность убеждений. Откуда они у солдата, не дожившего семнадцать дней до своего двадцатилетия?

Беседую с сослуживцами Николая, простыми безусы­ми парнями. Чувствую, как дорога им память о боевом друге, как горько вспоминать о его гибели. Но каждый из них внутренне, как и Анфиногенов, готов к подвигу. Вот старший стрелок Айдар Шафиков. призванный из Перм­ской области. Там он, выпускник технического училища, работал электрослесарем на азотно-туковом заводе. Ус­пел до службы обзавестись семьей, жена Инна работала на том же предприятии лаборанткой. Сын родился, Саша. Кто бы подумал тогда, на гражданке, что у застенчивого юноши, а сейчас волевого и храброго воина на груди будут красоваться две медали, которых удостаивались мужест­венные фронтовики, — «За отвагу» и «За боевые заслуги».

Смотрю на медали и словно вижу, каков Айдар Ша­фиков в бою.

Крестьяне из осажденного душманами кишлака попро­ сили помощи у советских воинов. Когда взвод, где служит Шафиков, прибыл на место, из-за кустарников и дувалов ударили гранатометы и автоматные очереди. Бронетранс­ портер Айдара шел в голове колонны. Наши воины открыли ответный огонь. В тяжелой схватке был ранен политработник лейтенант Василий Барех. Бандиты наседа­ли, однако получили достойный отпор. Неудержимым был наступательный порыв мотострелков. Душманы, побросав оружие, в страхе выскакивали из засад, убегали. Кишлак был освобожден. Дехкане протягивали в знак благодарно­сти к советским воинам свои сухие, натруженные руки.

Одна из боевых медалей Шафикова именно за этот бой. В нем на помощь своим боевым друзьям вовремя пришли воины из разведроты Леонида Анохина, в их числе — Николай Анфиногенов.

...Семья Николая Анфиногенова простая, хлебороб­ская. Яков Лазаревич всю сознательную жизнь трудился в колхозе имени Кирова, за исключением лишь трех лет, когда служил срочную в танковом полку. Был в колхозе трактористом, плотником, сейчас здоровье сдало — пере­ шел на ферму скотником. И везде трудился с душой, хотя, конечно, всегда любил технику. Передалась эта любовь и Николаю. Босоногим мальчонкой убегал он по утрам в поле, к отцу на трактор. А когда шла уборка, сутками там пропадал. Только темноволосая голова тор­чит рядом с бункером, самого из-за соломы не видно. Смеется, радуется новому зерну, осенней благодати.

Когда Коля учился в ПТУ, летние каникулы проводил в родном колхозе, помогал селянам урожай убирать. В правлении колхоза мне показали любопытную справку. 1980 год. В июне Николай отработал 25 дней, в июле — 28 дней, в августе - 3 дня. Месячный заработок 134 рубля. Такая же примерно запись в 1981 году. 245 рублей заработка. В 1982-м. в призывном его году, тоже приехал трудиться в колхоз. Все заработанные деньги матери отдал. Это был его последний вклад в колхозное благо­получие, в семейный достаток.

Мать вспоминает:

Возвращаюсь, бывало, с работы, вижу: во дворе чисто, дрова наколоты, корова и овцы накормлены. — значит, Коля на выходные дни из училища приехал. Весь дом помогал он мне в порядке и чистоте держать. А по­ том шел к деду Лазарю, фронтовику нашему, с фашистс­ кими осколками вернувшемуся с войны, тоже избу в порядок приводил, дрова на зиму заготавливал. Руки его без дела жить не могли...

...Школа. На пороге сельской восьмилетней школы нас встретила приветливая, скромная женщина. Нина Ильинична Григорьева. классный руководитель.

Записы­ ваем ее рассказ:


«Коля пришел ко мне в четвертый класс, в котором было 17 девочек и 7 мальчиков. Высокий, смуглолицый, с ясными глазами. В школу всегда ходил аккуратным, подтянутым. Никогда сам не обижал младших и не давал их в обиду. Терпеть не мог подхалимов, фискалов, отвер­ гал несправедливость. Возглавлял наш трудовой сектор, так что забота о школьном хозяйстве на нем лежала. Был он скромен, даже застенчив, несмотря на свою отменную физическую силу. Помню, однажды 8 Марта подходит ко мне его младшая сестра Галя, протягивает небольшой подарок — капроновый желтый платок: «Это вам от Коли». — «А почему сам не пришел?» — спрашиваю. — «Да стесняется он, но очень просил передать вам...»

Однажды писали ребята сочинение на тему «Книга — учебник жизни». К счастью, сохранилась у меня и Колина тетрадь. В ней есть такие слова: «Мои любимые книги — о героях. Из книги «Молодая гвардия» узнал я о мужест­ ве и стойкости комсомольцев, защищавших Родину от фашистов. Они жили и сражались в оккупированном врагом городе, их схватили, избивали в камерах до полу­ смерти, они все равно ничего не сказали. А книга «Как закалялась сталь»! Павел Корчагин в 16 лет ушел воевать с врагами и в 18 лет уже был инвалидом, но, несмотря на это. боролся против кулаков до последних сил... Таких героев никогда не забудешь, как Павел Корчагин, Олег Кошевой, Любовь Шевцова. Ульяна Громова, и многих других. Они отдали жизнь, чтобы нам жилось хорошо и счастливо, чтобы никогда не было войны».

В нашем школьном музее приведены слова писателя Алексея Толстого о русском характере. Он пишет, что человек кажется простым, а придет суровая беда, в боль­ шом или в малом, и поднимется в нем великая сила — человеческая красота! Так точно соответствуют эти слова короткой, но яркой жизни нашего питомца».

Курганское ГПТУ № 30. Расположено оно в центре города, на проспекте Машиностроителей. Привело Ни­ колая Анфиногенова сюда страстное желание получить интересную рабочую специальность. Учился на слеса- ря-ремонтника, знал, что станет своеобразным «машин­ ным доктором», будет лечить станки. Училище нра­ вилось ему — два больших учебных корпуса, 38 отлично оборудованных кабинетов для теоретических занятий, два спортзала. Любил Николай волейбол, спортивную стрельбу, лыжи.

В одном из классов на последнем ряду скамейка с алой табличкой: «Герой Советского Союза Н.Я. Ан­ финогенов». На ней теперь никто не сидит. Это было место Николая — самого высокого парня в группе.

Из рассказа преподавателя Тамары Ивановны Анисимовой:

«Мы звали Николая с любовью и уважением — наш Добрыня Никитич. За его широкую русскую натуру, до­ броту, необычайную сердечность. Был до крайности ще­ петилен и справедлив. Не выносил никакой фальши. Все шли к нему за советом и помощью. Особенно во время конкурсов по профессии, когда парень должен был сам, с соблюдением технической эстетики, с правильным под­ бором материалов, быстро и грамотно смастерить га­ ечный ключ или слесарный молоток, отремонтировать

станок, устранить неисправность в каком-либо узле. В на­ шем музее стоит красивый сувенирный подарок «Буратино». Смастерил его Анфиногенов из ключей,мо­лотков, тисочков всевозможных, зубил, ножниц. Загля­денье одно, все перед этим уникальным экспонатом останавливаются...»

Трудится до сих пор в ПТУ старший мастер Василий Петрович Рогов, бывший танкист, участник штурма Бер­лина и освобождения Праги. Часто слушал Николай, затаив дыхание, его рассказы о войне, о доблести и муже­ стве сибиряков, за уральцев. Только одна Курганская об­ласть дала в войну около ста Героев Советского Союза, более 75 тысяч курганцев были удостоены орденов и ме­далей. Познакомил ветеран любознательного юношу с замечательным высказыванием Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского о его земляках: «У нас, фрон­товиков, укоренилось глубокое уважение к питомцам се­ дого Урала и безбрежной Сибири. Это уважение и глубо­ кая военная любовь к уральцам и сибирякам установи­лись потому, что лучших воинов, чем Сибиряк и Уралец, бесспорно, мало в мире. Поэтому рука невольно пишет эти два слова с большой буквы. Оба они такие родные и настолько овеяны славой, что их трудно и разделить. Оба они представляют одно целое — самого лучшего, самого храброго, упорного, самого крепкого, самого лов­ кого и самого меткого бойца».

...Стал таким воином и Николай Анфиногенов.
Писал родителям из учебного подразделения:


«Дорогие мои! Настало время овладеть оружием, военной специальностью. Живем хорошо. Ребята отлич­ные. Весело, здорово, хотя и трудно. Подъем в шесть утра — и на полную катушку занятия, тренировки, изуче­ ние техники, тактики, воинских уставов. Скоро — прися­га, потом в мотострелковый полк...»

Писал часто и своим сестрам — старшей Татьяне, работающей кассиром в местной сберкассе, младшей Га­ле, десятикласснице, которую особенно любил, и брату Виктору, отслужившему срочную в авиации Забайкаль­ ского военного округа. Вот строки из этих писем:

«Милая Галка! Извини, долго не мог ответить тебе. Был на тактических учениях, потом на задании в горах. Свободной минуты почти не было. И сейчас пишу в БТР, держу тетрадку на коленях. У меня все хорошо. Красивая и живописная это страна — Афганистан. Добрые, рабо­тящие здесь люди, но в кишлаках и селениях сплошь безграмотные, забитые прежними хозяевами. А сейчас бандиты, точно шакалы, бродят в горах, нападают на мирных жителей. Мы пришли по просьбе правительства Афганистана, чтобы помочь народу, защитить людей от бандитов, вооружаемых из-за рубежа. Бывает, не успеем передохнуть — и вновь паек на пять дней, боезапас и — на задание. Дехкане просят нас о помощи...»

А вот другое письмо:

«Мои дорогие папа, мама, Витя, Таня, Галя! Напиши­ те, как дома, как в колхозе. Помнят ли меня в селе? Я рад каждой весточке. Только сейчас понял, как это дорого и свято — родная земля, поля, наши рощи, озера. Как хочется быстрее всех вас увидеть, расцеловать...»

А вот слова тревожные:

«Галочка! Маме — ни слова. Новый год буду встре­чать в походе. Будет волноваться. А ведь сердце у нее уже сдает. Договорились?..»

В полку Николай быстро освоился. Не успел и года прослужить, но возмужал, набрался опыта, бойцовской смекалки. Стал настоящим горным следопытом. Когда я был в полку, еще не уволились в запас его друзья из разведроты. В их сердцах и памяти слова, жесты, люби­мые поговорки Анфиногенова. Все они тоже удостоены высоких государственных наград. Младший сержант Юрий Притенко, призванный из Николаевской области, рядовой Владимир Белозеров, уроженец Великого Устю­га на Вологодчине, рядовой Виктор Рубашкин, посланец шахтерской бригады из Ростовской области, сержант Станислав Шмелев, заместитель командира взвода, — все они одного призыва с Николаем, с ним уходили на задания. Все они — свидетели подвига Анфиногенова. Сослуживцы дали слово — после увольнения в запас побывать в родном селе Николая, в его семье, почтить память солдата на его могиле.

...Товарищи и не думали оставлять Николая в беде. С ожесточением они карабкались вверх по отвесным скалам. Парни знали: их боевой друг дерется один. Слы­ шали стрельбу, автоматные очереди. Разрывы гранат. Их у Николая было всего четыре. Прозвучало три взрыва. Потом вдруг тишина. Что это? Неужели все кончено? И вот он, последний глухой удар, одиноким эхом прока­ тившийся по ущелью. Последняя граната... Он лежал на спине. Взрыв опрокинул его. Приоткрытые глаза смот­ рели в безоблачное голубое небо. На устах застыла улыб­ ка. Спокойная, ясная...

Смотрю на новенький солдатский мундир. Высшие награды Родины на нем. Нам, живым, в наследство — его жизнь, его подвиг...

Память людская благодарна. Она не меркнет, когда речь идет о светлом, чистом человеке, его мужественном сердце, подобном сердцу Данко из рассказа Горького. Как послесловие к очерку хочется привести письма про­ стых советских людей, откликнувшихся на весть о геро­ ической судьбе Николая Анфиногенова. Насть из них уже нашла место в школьном музее и в музее ПТУ, где учился герой, часть пришла непосредственно в его семью. Начнем с письма из воинской части, где служил рядовой из легенды. Адресовано оно матери героя.

«Здравствуйте, уважаемая Валентина Александровна! Командирам, начальникам, боевым друзьям и товари­ щам Николая тяжело осознавать его гибель, гибель заме­ чательного человека, мужественного солдата, отважного разведчика, верного сына нашей любимой Родины. Мы выражаем Вам. уважаемая Валентина Александровна, глубокое соболезнование, скорбим вместе с Вами о не­ восполнимой утрате прекрасного человека — Вашего сына Николая и нашего боевого товарища. Он останется в наших сердцах таким, каким мы его знали: прекрасным советским парнем, честным, мужественным и стойким, отдавшим свою молодую жизнь за мир и покой нашей Родины, за счастье трудящихся...

Ваш сын был на самой передовой позиции жестокой и бескомпромиссной борьбы с мировым империализмом. Гибель наших дорогих товарищей, мужественных патрио­ тов и интернационалистов, каким был Герой Советского Союза Николай Анфиногенов, не напрасна. Они погибли прежде всего за мир и покой нашей страны. Родина гордится такими, каким был Ваш сын Николай, будет вечно помнить их имена и дела, за которые они отдали свои жизни.

Николай будет вечно жить в наших делах. Мы будем достойны его светлой памяти. Сегодня лучшие комсо­ мольцы борются за право выполнять задачи за Вашего сына. Если бы Вы видели, уважаемая Валентина Алексан­ дровна, с какой гордостью получают лучшие из лучших удостоверения, дающие право быть причастными к име­ ни Николая, право продолжить его дело. В Ленинских комнатах создаются уголки Героя, где рассказывается о жизни и подвиге Вашего сына.

От всех нас, от офицера до рядового, низкий Вам поклон, матери советского солдата, оставшегося до конца верным своему воинскому долгу, присяге, своей Родине...»

А вот письмо женщины из Киргизии, матери капитана Леонида Анохина, командира разведроты. Его тоже нельзя читать без волнения. Мать обращается к матери, с трудом подбирая простые, идущие от сердца слова:

«Уважаемые Яков Лазаревич и Валентина Александ­ровна! Хочу низко поклониться вашему герою-сыну и вам, воспитавшим его. Знаю, какая непоправимая боль — потеря сына. Но мы, матери, должны гордиться своими сыновьями, которые, не жалея своей жизни, защи­ щают мир на земле. Ваш сын спас жизнь своим товари­ щам, в том числе и моему сыну, своему командиру, капитану Анохину Леониду Юрьевичу, который любил Колю как лучшего своего солдата».

Возьми в пример героя! Так можно охарактеризовать тему многих других писем. Вот одно из них, взволнован­ное, пронзительное по душевной искренности и боли. Его в далекое зауральское село Обухово, где живут родители героя-солдата, написал москвич Ромуальд Андреевич Кунях. Как он сам о себе сказал, «простой рабочий одного из московских заводов».

«...Уважаемые Яков Лазаревич, Валентина Александ­ ровна! Сердечный привет и поклон вам. Вся наша семья, прочитав рассказ о вашем сыне Николае, не могла долго успокоиться от нахлынувших мыслей и чувств. Мы, взрослые люди, плакали, были потрясены: какие вы заме­чательные люди, воспитавшие славйого парня — героя. Я знаю, что такое война. В неполные 17 лет ушел до­ бровольцем на фронт, служил на Северном флоте. Мы проводили караваны союзников, и те страшные месяцы войны остались в памяти на всю жизнь...

Ваш Николай выполнил интернациональный долг. А долг — это святое дело, и наша молодежь на примере его короткой, но яркой жизни многое для себя воспримет. У меня тоже два сына: один уже инженер, другой служит в Советской Армии. Как я хочу, чтобы они были духовно похожи на Николая. Это высшая честь и радость для родителей...»

Пишут совершенно разные люди изо всех концов стра­ ны, из рабочих и сельских коллективов, школ, ПТУ, ветераны войны и труда. Всех взволновал подвиг двадцати­ летнего рядового разведроты, геройски погибшего в нерав­ ной схватке с душманами. Люди вспоминают свою жизнь, трудные годы войны, говорят о необходимости растить смелых, умелых, беспредельно любящих Отчизну воинов.

Писатель Константин Симонов очень точно сказал: чужого горя не бывает! Читаешь почту и чувствуешь, как близко к сердцу приняли люди необычную, но в об- щем-то типичную для нашего времени судьбу сельского юноши. Типичную потому, что рос таким же, как тысячи и тысячи его сверстников: старательно учился в школе, в училище, уважительно относился к старшим, к ветера­ нам войны и труда, добросовестно работал в колхозе. Пришло время служить — надел армейскую шинель, с большой ответственностью стал выполнять свои новые обязанности. Воинскому долгу, военной присяге он был верен до конца. В этом высшее нравственное воплощение любви к Родине. Этому его учили бессмертные герои Великой Отечественной — Александр Матросов, Нико­ лай Гастелло, Зоя Космодемьянская.

Наконец, о весьма примечательном явлении. Многие трудовые коллективы, бригады, смены включают Героя Советского Союза Николая Анфиногенова в свой состав, его имя присваивается пионерским дружинам, досаафовским кружкам.

Только один из документов, присланных в редакцию из Татарии:

«Из протокола общего собрания бригады № 311 механосборочного цеха автоагрегатного завода: 1. Вклю­чить в состав бригады Героя Советского Союза Ан­финогенова Н.Я., геройски погибшего при выполнении интернационального долга в ДРА. 2. Установить и под­держивать связь с родителями Николая. Голосовали единогласно».

И еще об одном. Коллектив курганского ГПТУ, кото­ рое окончил Николай Анфиногенов, носит имя героя. Многие учебные группы профессионально-технических училищ России включили в свой состав война-героя и взяли обязательства в период производственной прак­ тики и трудовых семестров выполнять за него задания, а заработанные средства перечислять в Советский фонд мира. Учреждены призы и почетные вымпелы в честь Героя Советского Союза Николая Анфиногенова.

Имя героя всегда с нами. Оно в боевом строю.

Ю.ДМИТРИЕВ,журналист.




Одни в обороне,
Одни, своих нет.
Стихи и патроны
И с ними поэт.
Да пули, что звонко
Поют, неся смерть,
И нет уж силенки
Кровь с ран утереть.
И крикнуть бы в пору,
Да горы глухи.
Осталось затвору
Дослать лишь стихи.
«И где вы, ребята!..»
Прости меня мать!
Но пальцы гранату
Успели достать.
И все прекратилось,
Как будто был сон.
И только скатилась
Слеза на погон.
А бой за «зеленкой»,
Где скал немых твердь,
В листке похоронки
Стал эхом греметь.

Ю. КАРПОВ









Если вы желаете что-либо рассказать или написать об этом человеке,мы можете написать письмо
на один из адресов электронной почты администратору этой страницы и/или прислать фотографии
(щёлкните по ссылке адреса электронной почты,чтобы администратор мог отличить ваше письмо
от других приходящих писем и впишите пожалуйста фамилию,имя и отчество павшего, о ком вы
хотите написать,а в отдельных случаях и год гибели,когда среди павших встречаются полные тезки):

afganmemorial@gmail.com    afganmemorial@yandex.ru      
  afganmemorial@aol.com      afgan-memorial@mail.ru